Яростный стройотряд

0
Автор статьи с другом Александром Герасименко перед отъездом в стройотряд

В истории комсомола яркой страницей стало стройотрядовское движение, бойцы которого всегда оказывались там, где были нужнее всего крепкие руки и юношеский задор

Каждый год 29 октября люди, чья юность прошла в Стране Советов, отмечают День комсомола, с которым связаны лучшие воспоминания о нашей молодости. Ярчайшим явлением в жизни комсомола было движение студенческих строительных отрядов.

Весной 1968 года в Харьковском мединституте в очередной раз формировали студенческие строительные отряды, и я, студент 3-го курса, решил записаться в отряд. Многих студентов-комсомольцев привлекала романтика этого движения, возможность побывать в различных уголках Советского Союза, ведь такие отряды работали по всей стране – на целине, Крайнем Севере, Дальнем Востоке и даже за рубежом, и заработать своими руками неплохие деньги.

Членство в стройотряде считалось почетным: туда отбирали только лучших, с учетом наличия строительных специальностей, необходимых навыков, коммуникабельности, общественной активности. Строительной специальности у меня не было, зато были трудовые навыки сельского парня и умение играть на гитаре.

Отряд сформировали из 25 бойцов – все сельские парни, из городских только командир отряда и комиссар (была такая должность), которые были старшекурсниками и, естественно, пользовались авторитетом. Отряд назывался «Медик». Дисциплина была железная, всех предупредили о беспрекословном подчинении командиру. Наличие формы обязательно, ее продавали в магазине рабочей одежды по 25 рублей (стипендия была 28 рублей). Нас как новичков направили на стройку в Харьковскую область.

Все мы успешно сдали летнюю сессию и 25 июня 1967 года прибыли на центральную харьковскую площадь, где перед отправкой состоялись торжественное построение всех 20 отрядов из высших учебных заведений города и митинг, на котором с напутственными словами выступили партийные и комсомольские лидеры области. Все было красиво организовано, звучали музыка, песни.

Под звуки марша «Прощание славянки» нас посадили в открытые грузовики (автобусов не хватало), и каждый отряд отбыл на строительные объекты в свой район.

Началось испытание на прочность и крепость духа. Ехали весь день, по дороге пообедали в какой-то сельской столовке и к вечеру прибыли в пункт назначения – село Графское Волчанского района, где нам предстояло построить свинарник для местного колхоза.

Забегая вперед, скажу, что по окончании института я в 70-х годах работал в санэпидслужбе и помню, как в районе готовились к приезду студенческих строительных отрядов: каждое принимающее хозяйство в соответствии с санитарными требованиями оборудовало лагерь спальными вагончиками или палатками, пищеблоком со столовой, питьевыми фонтанчиками, душевыми и т. д. Специальная комиссия принимала лагерь в эксплуатацию.

Но это было в 70-х, а в 1967 году наш «десант» высадили на территории восьмилетней школы, открыли помещение учебных мастерских, где стояли столярные верстаки, и сказали, что мы будем здесь жить. Выдали плотницкий инструмент, указали на кучу досок, из которых надо было оборудовать спальное помещение. Испытание на прочность продолжилось.

Так как пора было ужинать, послали за старушкой-кухаркой, которая стала нам готовить макароны по-флотски.

А мы под руководством местного учителя по труду начали оборудовать двухъярусные нары. Не унывая, с шутками работали до 4-х часов утра с перерывом на ужин в 22.00. Из спальных принадлежностей имелись матрацовки, простыни, наволочки и, самое главное, солома нового урожая (запах родной Кубани!). Приспособив все по назначению, упали на нары и заснули мертвым сном. Командир разрешил спать до 10 утра. Первый трудовой экзамен был успешно сдан.

На следующий день состоялось знакомство с селом и окрестностями: оно располагалось на берегу красивейшей реки Северский Донец (напоминает наш Зеленчук), где мы впоследствии отправляли утренние водные процедуры, в ней же мы стирали белье, плавали в редкие часы отдыха. Село окружал сосновый лес, который я увидел впервые. Из социальной инфраструктуры были сельмаг, клуб с летней танцплощадкой и школа.

После «обзорной экскурсии» мы отправились на пустырь, где нам предстояло построить свинарник размером 112 на 24 метра. Обед, купание в реке, а вечером – на танцы. Появление 25 красавцев-студентов вызвало, конечно же, неподдельный интерес у местных девчат. Состоялись знакомства, танцы прошли весело (клубный массовик-затейник старался изо всех сил), мы рассказывали о цели нашего приезда, агитировали поступать в мединститут. Казалось, этому празднику не будет конца.

Но наутро в 6 часов подъем, в 7.30 – на стройплощадку. До обеда под руководством колхозного мастера провели разметку, а после обеда уже вовсю вручную копали ленточный фундамент. Начался решающий этап испытания на прочность и силу духа.

В первое время часто хотелось отдыхать. Копали по правилу: бери побольше, кидай подальше, пока летит – отдыхай. Через несколько дней стали заливать бутовый фундамент: траншею заполнили камнем и залили цементным раствором – таковы были технологии. Из техники была только бетономешалка, а все остальное делали вручную. Часто в шутку вспоминали Павку Корчагина из романа Островского «Как закалялась сталь» на строительстве узкоколейки, сравнение было в нашу пользу – нам было легче.

Первая неделя самая трудная: с непривычки болели все мышцы, на руках появились водяные пузыри, кожа на теле обгорела и слезала лоскутами. Работали с часовым перерывом на обед до 7 вечера.

Такое напряжение выдержали не все, в течение двух недель отряд поочередно покинули 7 человек. Не хватило ребятам мужества и ярости в «мирных сраженьях труда».

Но, как поется в песне: «Отряд не заметил потери бойца и «Яблочко» песню допел до конца». Оставшиеся 18 бойцов продолжали сражаться с кирпичом и бетоном. Ладони от сухих мозолей стали деревянными, но трудовая ярость не уступала. По тогдашней стройотрядовской моде стали отращивать бороды, у некоторых ребят они выглядели смешно. Приехала комиссия из областного штаба и запретила это украшение. Разрешили только брюнету Феликсу (мы уговорили), потому что с ней он был похож на Фиделя Кастро.

Нам выдали аванс по 50 рублей, жить стало веселей. Особенно обрадовалась продавщица сельмага Люба: резко выросли продажи бакалейных товаров.

После трудного дня, купания в речке и ужина, приободрившись, шли на танцы, кое у кого уже оформились отношения с местными девчатами. Когда не было танцев, у костра пели вместе с девчатами песни под гитару. Потом отбой, сон и – снова в бой. Опоздавший к отбою получал два наряда вне очереди дежурства на кухне: колоть дрова и чистить картошку. Все, как в армии, на то они и бойцы.

Несколько бойцов освоили профессию каменщика, дело пошло быстрее, стены объекта подрастали на глазах. Наступил август, а с ним и День строителя, отпраздновать который мы решили с размахом. Сели на три лодки и поплыли в соседний дом отдыха к девчатам, которые с удовольствием составили нам компанию. Пикник удался, было весело, пели студенческие песни, купались. А вечером пошли на танцы (как же без них) в дом отдыха, но там нас встретили местные «бойцы», приревновали к девчатам, началась перебранка. Пришлось срочно ретироваться, потому что драка с местным населением по уставу влекла расформирование отряда. На следующий день конфликт был урегулирован с помощью нашего прораба.

После праздника с новыми силами продолжали работу и, наконец, к концу августа закончили кладку стен. Задача была выполнена, и мы передали выстраданный объект для монтажа крыши профессиональным строителям. Как пел Владимир Высоцкий: «С плеч сбросили мы словно тонны груза», а в душе каждый из нас чувствовал себя чуть ли не Героем Советского Союза.

Глядя на творение рук своих, даже не верили, что это мы построили. Но мы это сделали, и нашей гордости не было предела.

Председатель колхоза поблагодарил нас, вручил подарки и заработную плату, накрыл стол. Мне подарили новую гитару (моя изрядно износилась), чему я был безмерно рад, она мне прослужила до окончания института.

Было жаль расставаться, но на следующий день с легкой грустью и чувством выполненного долга мы покинули ставшее нам родным село Графское. До сих пор нет-нет и вспомню свой «яростный стройотряд», незабываемые впечатления и урок мужества.

История будет неполной, если я не скажу, на что истратил заработанные 300 рублей – деньги для студента немалые. На них я съездил в гости к родственникам в Москву, приоделся: купил голубую мечту студента 60-х – модные тогда плащ «болонию», белую нейлоновую рубашку и югославские ботинки.

Но самое главное – я побывал на футбольном матче «Динамо» – СКА (Ростов), увидел воочию одну из последних игр легендарного вратаря Льва Яшина, который впоследствии был признан лучшим вратарем всех времен. Это самый впечатляющий результат моего «бойцовского» лета. История студенческих строительных отрядов прервалась в лихих 90-х, но возродилась в начале 2000-х. Как говорится, эту песню не задушишь, не убьешь!

И снова, как и мы в комсомольской молодости, тысячи парней и девчат каждое лето, надев красивую стройотрядовскую форму, с песнями под гитару едут на стройки. Пожелаем им мужества, твердости, трудовой ярости и упорства в достижении цели.

Виктор СЕМЯКОВ