Дорогому папе Виктору Тропову посвящается

0
Кира Васильева с папой Виктором Троповым через год после окончания войны

Этот рассказ я посвящаю моему дорогому отцу, Виктору Александровичу Тропову – талантливому инженеру и музыканту, жителю блокадного Ленинграда.
Родился он в 1906 году в Туле в многодетной семье. С отличием окончил гимназию и, как музыкально одаренный юноша, был принят в Московское синодальное училище, пройдя конкурс в 150 человек на место. Училище готовило служителей РПЦ. Но грянула революция, училище распустили, а с ним и его талантливых учеников.
Потом была учеба в Тульском профтехучилище и работа на Тульском патронном заводе. Тяга к техническим знаниям позвала молодого человека в Ленинград. Он поступил в Ленинградский машиностроительный институт. После его окончания папа вернулся на родной Тульский завод, но уже главным инженером.
Партийной номенклатуре были нужны кадры, и мой отец опять оказался в Ленинграде, уже на партийной работе.
В те годы он встретил свою первую и последнюю любовь – мою маму, красавицу Зою. Сыграли скромную по тем временам свадьбу. Молодые на последние гроши уехали в Анапу в так называемое свадебное путешествие. После возвращения как гром среди ясного неба: у совсем еще молодого человека температура, кровохарканье – скоротечная чахотка. Завод отправил талантливого инженера в горную Швейцарию на стажировку и, возможно, излечение. Но все тщетно: болезнь не отпускала.
1942 блокадный год мы встречали в промерзшей коммунальной комнатенке. Нас уже трое – отец, мама и двухлетняя я. Отца как туберкулезника на фронт не взяли, а назначили начальником цеха завода имени Калинина, который выпускал снаряды для фронта.
Моя мама вспоминала: «Отец, полуголодный, тащится с работы, несет завернутую в газетку крохотную котлетку для дочки. Идет и плачет, потому что огромен соблазн съесть ее по дороге».
Мы с мамой отбыли в Сибирь в эвакуацию. Отец остался в нетопленой квартире, но с огромным беккеровским концертным роялем, оставшимся после прежних, уже умерших жильцов. Играл «Темную ночь», «Соловьи», «Тальянку» – песни военных лет. Играл и плакал – о нас с мамой, о своей страшной, неизлечимой в те годы болезни, о судьбе родного Ленинграда.
Папа умер в тяжелых муках через два года после Великой Победы, оставив вдовой маму и сиротой меня, восьмилетнюю. Ему было всего сорок лет.
Правительство наградило отца орденом «Знак почета», медалями «За оборону Ленинграда» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».
Вечная и светлая тебе память, мой дорогой отец, житель и великий труженик многострадального блокадного Ленинграда!

Кира Васильева