Супруги Гущины почти два года добивались компенсации из федерального бюджета

0

В хуторе Красный Зеленчук проживали два однополчанина – Григорий Иванович Гущин и Иван Семенович Денисов. Оба – участники Великой Отечественной войны.
По архивным свидетельствам, наши земляки числились погибшими. В качестве доказательства привожу строки из документа центрального архива: «Денисов Иван Семенович – комсомолец, стрелок… Уроженец Краснодарского края, Тбилисского района, хутора Красный Зеленчук, 1925 года рождения. Призван в ряды советской армии Тбилисским райвоенкоматом. Убит 12 марта 1943 года. Похоронен на хуторе Верхнем Краснодарского края».
Эта история перекликается с историей Григория Ивановича Гущина. Судя по документам, оба погибли в один день и похоронены в одном месте.
Однако записи оказались ошибочными. Гущин и Денисов в одном из тяжелых боев попали в плен и находились в гитлеровских застенках до мая 1945 года. Домой оба вернулись лишь в 1950 году. Вскоре семья Гущиных обосновалась в хуторе Красный Зеленчук, где проживал Денисов – однополчанин Григория Ивановича.
Только спустя 43 года после Великой Победы, в 1988 году, по отношению к ним восстановили справедливость. И Гущину, и Денисову, кроме заслуженных наград, торжественно вручили удостоверения участников Великой Отечественной войны.
После выхода в свет заметки в районной газете «Прикубанские огни» под заголовком «Числились погибшими» в номере от 7 февраля 2020 года в редакцию пришла Валентина Николаевна Гущина и рассказала, что они с мужем, Борисом Григорьевичем, установили памятник на могиле отца – участника Великой Отечественной войны Григория Ивановича Гущина. Однако когда обратились в Тбилисский райвоенкомат с просьбой компенсировать затраты, у них потребовали документы, удостоверяющие, что Григорий Иванович Гущин являлся участником Великой Отечественной войны. Супруги объяснили, что их нет, документы, скорее всего, утеряны. На вопрос, есть ли выход из создавшейся ситуации, им объяснили, что со стороны райвоенкомата будет сделан запрос в архив, чтобы установить участие Григория Ивановича в Великой Отечественной войне. К сожалению, бывший военком не уточнил, в каком именно архивном ведомстве планируется запросить сведения о Гущине. Супругам пришлось ждать результата.
После нескольких месяцев ожидания Гущины вновь обратились в военкомат. Им объяснили, что, по полученным сведениям, Григорий Иванович не числится в архивных списках участников Великой Отечественной войны Краснодарского края. И на этом основании родственникам было отказано в выплате компенсации за установленный на могиле фронтовика памятник.
Неизвестно, сколько бы для членов семьи Гущиных продолжались хождения по мукам, если бы им не подсказали самостоятельно обратиться в центральный архив Министерства обороны Российской Федерации, который находится в городе Подольске. Родители попросили об этом дочь Александру Сергееву, проживающую в городе Одинцове Московской области.
В июле прошлого года Александра получила архивную справку следующего содержания: «В книге учета рядового и сержантского состава 32-го гвардейского механизированного полка за 1947-1950 гг. значится: «Старшина батареи АД Гущин Григорий Иванович, 1925 года рождения, место рождения: Воронежская область, Гремяченский район, село Оськино, угнан в Германию с 02.1943 по 05.1945 года. Призван в армию 16.05.45 г. Полевым ВК г. Герлиц, присягу принял 18 мая 1945 г. Демобилизовался из рядов Красной Армии Гущин 13 марта 1950 года».
Именно этой справки, подписанной начальником отдела хранения С. Захаровым, которую должны были запросить не родственники, а Тбилисский райвоенкомат и из которой следует, что участник Великой Отечественной войны Григорий Иванович Гущин был на фронте и более двух лет провел в плену, не хватало, чтобы выплатить компенсацию из федерального бюджета его сыну за установку памятника на могиле отца.
История завершилась тем, что после почти двух лет постоянных обращений в райвоенкомат сыну Григория Ивановича согласно указу президента России от 3 марта 2007 года №270 «О некоторых вопросах увековечивания памяти погибших (умерших) военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, участников Великой Отечественной войны, ветеранов боевых действий и ветеранов службы» наконец-то были компенсированы затраты на установку памятника. Об этом редакции недавно сообщила Валентина Николаевна Гущина.
Почему почти на два года затянулось решение этого вопроса? На мой взгляд, причина кроется в человеческом равнодушии к памяти фронтовика, который преодолел голод, холод, нечеловеческие пытки и доказал врагу, что советский солдат непобедим. Именно таким чиновникам еще раз хочется напомнить слова великого маршала Советского Союза Георгия Жукова: «Кровью и потом советского солдата добыта Победа над сильным врагом. Он умел прямо смотреть в глаза смертельной опасности, проявляя высшую воинскую доблесть и героизм. Нет границ величию его подвига во имя Родины. Советский солдат заслужил памятник на века от благодарного человечества».
Очень жаль, что некоторые из наших современников забывают, какой ценой завоевана Великая Победа и кому мы в первую очередь обязаны за то, что был разгромлен фашизм.

Ирина Джизмалиди