Сегодня исполняется 35 лет со дня трагедии на Чернобыльской атомной электростанции

0
За участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС Александр Ковалевский имеет государственные награды

В ликвидации последствий радиационной аварии участвовали военные и гражданские из всего Советского Союза. Статус участника-ликвидатора самой масштабной в истории техногенной катастрофы получили более 600 тысяч человек.
Один из них – наш земляк, житель станицы Тбилисской, ветеран труда Александр Ковалевский. По просьбе «Прикубанских огней» Александр Борисович рассказал о ликвидации аварии.
Александр Ковалевский по специальности тракторист-механизатор. В сельском хозяйстве проработал порядка 40 лет. Имеет почетное звание заслуженного механизатора Российской Федерации.
Окончил Ладожское профессиональное училище, трудился в колхозе «Кавказ». В начале 70-х служил в ракетных войсках в Одесской области. Там получил военную специальность химика-дозиметриста. После армии вернулся на малую Родину, устроился в колхоз трактористом-механизатором, обзавелся семьей.
Первого марта 1986 года Александру Борисовичу исполнился 31 год. О том, что 26 апреля на Чернобыльской АЭС произошла катастрофа, он узнал на работе, куда пришла повестка из военкомата. Будучи коммунистом, он и не думал отказываться от командировки, которая продлилась около месяца. Тогда в таинственную зону под названием Чернобыль отправлялись тысячи людей. Товарищи, с которыми работал в колхозе Александр Борисович, тоже поехали на ликвидацию последствий аварии.
– В украинский город Припять, который находится в 30 километрах от Чернобыля, прибыли вечером поездом из Кропоткина, – рассказал ликвидатор. – Когда ехали в назначенное место, никто еще не знал, что там происходит, поэтому страха не было. Все мы смутно представляли масштабы трагедии. Нас переодели в военную форму и по приезде отправили в палаточный лагерь. Нам предстояло провести санитарную зачистку домов в селах. В радиусе 39 километров от АЭС была создана зона отчуждения, из которой эвакуировали порядка 270 тысяч человек.
И только на следующий день, отправляясь к месту работы в трех километрах от станции, Александр Борисович, увидев необычный пейзаж: безлюдные деревни, пустые дома, брошенные на обочинах дорог легковые автомобили, автобусы, – понял, что случилась большая беда. Домашних четвероногих любимцев, скот, птицу – все оставили местные жители. Животные с признаками радиационного заражения бродили по безлюдным улицам эвакуированных сел.
– Нам выдали специальное обмундирование, пропитанное свинцом, оно липло к телу, и у многих потом появились язвы, – вспоминает ликвидатор. – Когда ехали на работу, надевали респираторы, которые за смену покрывались желто-красным налетом. Люди, работавшие в эпицентре аварии, становились похожими на роботов из кино. На ЧАЭС они пребывали недолго – около недели, потом их отправляли в больницу, и больше мы о них ничего не слышали.
Аварийный реактор четвертого энергоблока АЭС засыпали свинцом, который поглощает гамма-излучение. По воспоминаниям Ковалевского, с вертолетов сбрасывали свинцовые плиты, которые ликвидаторы собирали и складировали. За день поступало несколько тонн такого груза.

цифра
По данным интернет-источников, в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС приняло участие более 40 тысяч кубанцев. Это 6% от общего количества ликвидаторов.

– В зоне, где мы работали, доза радиации была 500 микрорентгенов, – добавил Александр Борисович. – Все дома и здания были загрязнены. Пожарные, используя водяные пушки и шланги, зачищали все мыльной водой. Землю и прочий мусор мы грузили в КамАЗы и вывозили на полигон. Но вся эта работа была бесполезной, уровень радиации через несколько дней вырастал снова. Мы работали с утра до вечера.
Что такое ядерная угроза и радиация, Александр Борисович, конечно, знал: в армии как химика-дозиметриста его готовили к этому. Единственное, что напоминало ему о действии радиации, – давление в голове и шум в ушах.
– Перед отправкой домой, – вспоминает Александр Борисович, – нам выдали документы, в которых, как говорили, не разрешалось писать, что человек получил, к примеру, 18 микрорентгенов (сверх допустимой нормы), притом что смертельной считаются 22-24. В учетных карточках указывали по 9 микрорентгенов.
С серьезными последствиями для здоровья Ковалевский не столкнулся. Сегодня ему выдают по льготе лекарства, раз в год он может съездить на санаторно-курортное лечение. Александр Борисович награжден почетным знаком участника ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, имеет орден «За заслуги перед Отечеством» второй степени и юбилейные медали.

Инна Сикорская

Фото автора