В годы Великой Отечественной войны в восточной части станицы Тбилисской расстреляли военнопленных

0

В статье «Во время оккупации уничтожали семьи евреев и коммунистов», опубликованной в газете «Прикубанские огни» 16 апреля этого года, рассказывается, как фашисты без суда и следствия расстреливали мирных жителей возле населенных пунктов в противотанковом рву и в оврагах левобережья Кубани.
В продолжение этой темы хочу рассказать о расследованиях юных следопытов кружка «Юнкор» средней школы №6, которые они провели с педагогом-наставником Анной Титаренко в 1990 году.
От жительницы станицы Тбилисской, ветерана труда Марии Андреевой ученики узнали, что в восточной части Тбилисской, под горой, фашисты в период оккупации расстреляли не только евреев-беженцев, но и военнопленных. Место это находится недалеко от бывшей пятой фермы колхоза «Кавказ». А еще Мария Андреева утверждала, что якобы на территории парка 30-летия Великой Победы в годы войны располагался лагерь советских военнопленных. Но официального подтверждения этому факту ребята не нашли.
Рассказ Андреевой заинтересовал школьников. И они вместе с педагогом-наставником Анной Титаренко решили подробнее узнать о событиях тех лет от старожилов станицы Тбилисской. Их идею поддержали в школе, которую в те годы возглавляла Серафима Ивановна Проничева.

К СВЕДЕНИЮ

До Великой Отечественной войны недалеко от нынешнего оздоровительного лагеря «Ласточка» находилась животноводческая ферма колхоза «Ударник полей», на территории которой и вблизи нее при отступлении в начале 1943 года фашисты массово расстреливали военнопленных, в том числе и советских солдат.


Из воспоминаний станичников следопытам стало известно, что до войны на месте колхозной СТФ №5 также была ферма с саманными корпусами, крытыми соломой, на которой, кроме свиней, содержали еще овец и крупный рогатый скот. Принадлежала она тогда колхозу «Ударник полей».
Благодаря Марии Андреевой следопыты повстречались с Марией Емельяновной Белявской, которая в войну работала телятницей на этой ферме. Она рассказала, что видела, как перед отступлением фашисты гнали через станицу военнопленных. Измученные, оборванные, они шли со стороны Кропоткина в колонне по четыре человека. После непродолжительной остановки на ферме немцы, расстреляв большую часть пленных солдат, погнали оставшихся на запад. Станичники сложили убитых в силосные ямы там же, на ферме, и засыпали тела землей.
А вот что рассказала о расстреле пленных солдат Анастасия Савельевна Черномор: «В годы войны я вместе с родными жила в бараке-общежитии, расположенном на территории фермы. Кроме нас, здесь проживали еще 13 семей. Пленных было очень много, немцы расстреливали тех, кто уже не мог идти дальше. После ухода фашистов люди вместе с подошедшими бойцами Красной армии похоронили убитых в пустых силосных ямах».
Еще один свидетель кровавой драмы – Мария Федоровна Задавысвичка – в то время работала дояркой на ферме. По ее словам, перед приходом оккупационных войск в Тбилисскую в августе 1942 года некоторые жители, в том числе и те, которые жили на ферме, попытались эвакуироваться. Им поручили забрать с собой колхозный скот. Однако возле Белой Глины их остановили немцы. Многих расстреляли. А уцелевшие вернулись домой вместе с колхозными животными. Но в станице уже хозяйничали немцы.
По мнению Марии Федоровны, пленные были разных национальностей, потому что многие плохо разговаривали по-русски. Расстреливали их на косогоре. Часть тел была сброшена в глубокий яр, который засыпали в 60-х годах, а часть так и осталась лежать на косогоре. Некоторых пленных немцы расстреливали прямо в корпусах фермы.
А еще Мария Федоровна рассказала ребятам, что как-то поздно вечером в дом к ним постучал мужчина средних лет, назвавшийся Васей. Сказал, что он родом из Усть-Лабинска и бежал из плена. Мужчина отдал фотографию жены, которую попросил передать его семье. Василий несколько дней прятался на чердаке, а потом вышел из укрытия и в перестрелке с немцами был убит.
Свидетелями расстрела военнопленных были также Нина Егоровна Кондрашова, в девичестве Орехова, и ее мама Марфа Ивановна Орехова, которая в войну работала на парниках огородной бригады колхоза «Ударник полей» рядом с фермой.
«В один из дней, когда на ферме были пленные, – рассказывала Орехова, – утром мы услышали крики и стрельбу. Затем все стихло. Так прошел день. Ночью кто-то постучался в дверь. Открыли. На пороге стоял мужчина, весь в крови, и на ломаном русском языке твердил: «Я живой! Я воскрес!».
Как потом выяснилось, это был один из пленных, который чудом избежал смерти.
По рассказам Акулины Захаровны Кожевниковой, среди пленных оказался и ее муж, Иван Федорович. В Сальских степях его ранило, и он попал в плен. Фронтовика увидела знакомая и за спиртное и еду уговорила немецкого охранника его отпустить.
Какой же национальности были расстрелянные пленные? По утверждениям очевидцев драмы, произошедшей в начале зимы 1943 года, было немало солдат, которые плохо или совсем не говорили по-русски.
Скорее всего, это были румыны. В многотомнике «История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг.» и энциклопедии под таким же названием есть запись: «1 января 1943 года первая немецкая танковая армия стала отходить на Ставрополь под натиском советских войск. Вторая крупная немецкая армия из Северокавказской группировки в январских боях понесла значительные потери. Входящие в нее румынские и словацкие дивизии были полностью деморализованы. Румыны отказались воевать и требовали отвода их войск в Крым.
В середине января 1943 года во второй румынской горной дивизии из 12 тысяч солдат и офицеров на переднем крае воевало лишь несколько тысяч. Для проверки жалоб германского командования на неудовлетворительные действия румынских войск на Кубани в начале февраля прибыл военный министр Румынии генерал Пантази, который по указу диктатора Антонеску предоставил командирам корпусов и дивизий право самим утверждать смертные приговоры».
Учитывая обстановку военных лет, сегодня можно предположить, что среди расстрелянных без суда и следствия на колхозной ферме было большинство румын.
Кровавая драма, которая 78 лет назад разыгралась на колхозной ферме, – еще одно злодеяние фашистов, которому нет оправдания и прощения.
Сегодня на том месте, где были расстреляны и захоронены военнопленные, в том числе и советские солдаты, ничего не напоминает о бесчинствах фашистских головорезов в январе 1943 года. В мир иной ушли и свидетели тех событий. Чтобы злодеяния гитлеровцев не стерлись из нашей памяти, может, стоит установить памятный знак с надписью, что здесь в годы Великой Отечественной войны были расстреляны военнопленные солдаты.

Ирина Егорова