Верность казачеству Александру Старокожеву передалась от деда

0

Александр Старокожев активно занимался восстановлением Марьинского хуторского казачьего общества и был его атаманом в течение пяти лет с 2013 года.
В прошлом году он отметил свое 65-летие, из которых 27 лет состоит в рядах районного казачьего общества. Александр Викторович имеет высокие награды не только от казачества, но и от администрации района: крест третьей степени «За заслуги перед казачеством России» и медаль «За заслуги» от муниципального образования Тбилисский район.
Родился Александр Викторович в хуторе Марьинском, а предки его родом из соседнего хутора – Долинова. По рассказам бабушки, его дед, Михаил Иванович, в полном казачьем обмундировании на своем коне ушел на войну в 1941 году в составе казачьей сотни земляков под командованием Пистина.
В августе 1942 года он героически сражался за Кущевку, затем за Кавказ в составе 17-го казачьего кавалерийского корпуса. В 1943 году в жестоких сражениях на «Голубой линии» был тяжело ранен и комиссован по состоянию здоровья.
Героические подвиги деда всегда были примером для внука, поэтому он принял самое активное участие в возрождении казачества.
Большую работу проводили хуторские казаки: охраняли общественный порядок, ухаживали за кладбищем, парком, стадионом. Александр Викторович уже много лет является наставником молодежи, а сейчас взял шефство над первыми классами марьинской школы. Совместно с учителями рассказывает детям о казачьем быте, обычаях, традициях и подвигах наших героев-казаков.
– Я хочу донести до детей историю нашей Кубани, – рассказывает он. – Чтобы они знали свои корни, учились уважать старших, любить и защищать Родину, как это делали наши предки.
Ребята с большим интересом слушают его стихи и рассказы, ведь наш герой умеет увлечь словом. Он частый гость в школах района и в казачьем кадетском корпусе города Кропоткина.
На вопрос: «Как вы везде успеваете?» – Александр Викторович отвечает:
– У меня хороший тыл: жена Жанна Петровна – потомственная казачка, во всем поддерживает и помогает, за что я ей очень благодарен.
Александр Викторович – ветеран труда. В конце июля 2018 года на общем собрании районного казачьего общества его избрали председателем Совета стариков Тбилисского РКО.
Имея хороший музыкальный слух, Александр Старокожев с 10 лет начал заниматься в музыкальном кружке марьинского клуба, где обучился игре на духовых инструментах: баритоне и теноре. В течение 56 лет он был в составе духовых оркестров нашего района, из них 16 – в муниципальном духовом оркестре станицы Тбилисской.
Еще один талант – умение сочинять стихи – привел нашего героя в мир поэзии. Он участник народного творческого объединения «Лукоречье» Тбилисского РДК и поэтического клуба «Серебряные струны» Тбилисской центральной библиотеки. Охотно читает свои произведения на различных творческих встречах.
В его сборниках – стихи и поэмы, посвященные героям-казакам, в которых автор отражает исторические события и воспевает славу казачьим подвигам.
Не только любить свою землю и свой край всей душой, но еще и добрыми делами доказывать свою любовь – вот то важное и главное, что остается ярким следом жизни человека. Так считает Александр Старокожев.

Анна Жаворонкова

Из поэтического альбома Александра Старокожева

У Песчаного брода

По дороге на Песчаный
В травах – дивная поляна.
В поле рядом за бугром
Холм стоит с большим
крестом.
Крест святой тот возвели
Казакам, что полегли
В битве с горцами неравной,
Ставшей позже вехой
славной.
Знать, судьбе так суждено.
Вот как было все давно:

Правит осень на дворе,
Дело было в сентябре,
А точнее – в середине,
Не забылось и поныне.
Собрались в разъезд казаки,
Всполошились все собаки
Спозаранок, во дворах
Часто слышно: «Ох» да «Ах».
Провожали в путь казачки,
Не на праздник, не на скачки –
В боевой дозор отряд
Проскакал за рядом ряд,
Шестьдесят три казака,
Путь-дорога нелегка…

В темноте, в заре восхода
На ту сторону по водам,
Бродом матушки-реки
Шли лихие казаки.
Левый берег. Ни души,
Лишь терна, да камыши.
Тихим шагом шел дозор,
Вел тихонько разговор.
Низом шли к Зеленчуку –
Здесь, на правом берегу,
Меньше трав, кустов растет,
Видно за версту вперед.

Вдруг услышали сороку –
Стрекотания мороку
Разносила поутру,
Волновалась на ветру.
Сотник знак дал осторожно
Затаиться, как возможно,
И прислушаться. Но вдруг,
Фырканье коня иль двух,
Четко слышат все казаки,
Как идут к реке варнаки,
Что пришли с полей
ногайских
На погром семей казанских
И тифлисских куреней,
Одиноких средь степей.
Метров двести проскакали
И поляну отыскали
Для обзора и прострела,
Метко пуля чтоб летела.

Спешились и стали в круг,
Чтобы удобней биться, вдруг,
Тут черкес от горцев скачет,
Белой тряпкою маячит
И заводит разговор –
Как хозяин, не как вор:
«Эй, Гречишкин, ты – кунак,
Ведь давно ты мне не враг,
Побратимы мы, похоже,
Биться нам с тобой негоже!
У меня две тыщи сабель,
У тебя лишь тыща пуль!
Пленником почетным будь,
Собирайся с нами в путь!
Мы немножко вас пограбим,
Да нагоним страху бабам.
Куреней мы жечь не будем
И обиды все забудем.
Прошлый бой на льду Кубани
Было жарко мне, как в бане.
Не забыл я до сих пор
Поражения позор».

«Пред собой кого я вижу,
И кого сейчас я слышу?!
Сам кунак князь Джембулат! –
Отвечал Гречишкин в лад. –
Вот, что я тебе отвечу:
Видно Бог судил нам встречу!
Смерть мы грудью встретим
смело,
А ты делай свое дело!».
Был конец переговорам,
Отошел в сторонку ворог,
Чтоб отправиться на бой
С казаками за рекой.

Приказал Гречишкин снова
Слать в станицы вестового,
Взять для меньшего урона
Круговую оборону.
Всех коней чтоб уложили
В круг большой и порешили:
Сделали из тел редут,
И черкесы не пройдут!

Джембулат отдал приказ –
Одолеть казаков враз.
Все в атаку полетели,
Сразу пули засвистели.
Стройно грянул залп
смертельный,
Казаков наметив цели,
Пули их разили метко –
Донесла врага разведка.
Три часа шел первый бой
Между сотней и ордой.
Враг понес большой урон,
Дрогнул в битве страшной он.
Сходу взять редут
не вышло,
Объявил враг передышку,
Через час пошел опять –
Казаков налетом взять.
Все стреляли да рубили,
Сгоряча наотмашь били:
Только крики, звон и стоны,
Да желанье жечь патроны.

Казаков все меньше вроде,
Все патроны на исходе,
Но в руках свистят клинки,
Рубят шапки, башлыки.
Только ворог прет и прет
И не знает павшим счет.
У Кубани, у реки,
Храбро бьются казаки.

Не поймут те басурмане,
Как смекалкой и обманом
Побеждают их казаки,
Что крестьяне и вояки.
А казаки, сняв подпруги,
Уложили коней кругом,
Друг на друга в три ряда,
Усыпив их навсегда.
Напоив поляну кровью
И не дрогнув даже бровью,
Зная, что живым немногим
Выпадет домой дорога.
И опять врага атака,
Снова завязалась драка.
Не преступен наш редут –
Сотни жизней бьются тут.
Солнце встало на закат
Биться ж ворогу не лад.
Казаков не видно в свалке.
В той кровавой перепалке
Ни кинжал, ни винторез
Не ввели героев в стресс –
Казаков здесь перевес!
Отошли черкесы в лес.

Наступила тишина,
Длилась коротко она.
Бой последовал за ней,
Горцы спешились с коней.
Все оставили винтовки,
Взяв клинки на изготовку –
Шла лавина на редут,
Скверно стало сразу тут…
Резались жестоко, молча,
Непреклонно, стаей волчьей,
Только слышен скрип зубов,
Да искрящий звон клинков.

Завершилась злая схватка,
Кое-где черкес украдкой
Довершал кинжалом дело,
Умертвив героя тело.
Кровь на трупах не остыла,
Мародерство наступило.
Поснимав все, что возможно,
Потеряв всю осторожность,
Уходили к лесу урки,
Завернув добычу в бурки.

А в станице через реку
Слышно было человеку
Как стрельба весь день
велась,
Знать, людская кровь лилась.
Ночь прошла в печальных
сборах,
И казачки на подворьях,
Снарядив обоз к Кубани,
Двинули на поле брани.
На повозках – вдовы знали,
Безутешные рыдали –
Едут вдаль не за мужьями –
За холодными телами.

Отыскали поле боя,
Погрузили бабы, воя,
Всех казаков убиенных –
Соколов родных, военных.
Лишь в живых осталось трое
Казаков на поле боя.
Из-под груды тел братков
Извлекли тех казаков.
Истекали долго кровью,
Но спасли их руки вдовьи
И доставили с трудом
Раненых в свой дом потом.
Как шел бой, от них узнали,
Все, как было, и рыдали
Над могилой братской вдовы,
Рядом с ними лечь готовы.

По дороге на Песчаный
В травах – ровная поляна.
В поле, рядом за бугром,
Холм стоит с большим крестом.
Каждый год под крест святой
Казаки большой четой
Собираются с венками,
Да красивыми цветами,
Почитая предков павших,
Жизнь за Родину отдавших.