Ольга Терентьева: «Дышу природой я, любуюсь вновь и вновь»

0

Стихи и картины художницы и поэтессы Ольги Терентьевой отличаются особой элегантностью и изысканным стилем. Они согревают душу и пробуждают самые добрые и светлые чувства.
Героиней нашей литературной странички Ольга Святославна была не однажды. Но в этот раз случай особенный – большой юбилей. В кругу родных и друзей 28 мая она отпраздновала свое 70-летие. А для поклонников ее творчества к этой дате вышел в свет новый сборник стихов под названием «Явность», с которым мы и хотим познакомить наших читателей.
Родилась Ольга Святославна в хуторе Северин в 1951 году, училась в северинской, затем в тбилисской первой школе. Из Краснодара, где она окончила художественное училище, судьба забросила ее в Мурманскую область, в город Мончегорск. Вместе со своим мужем Владимиром Иосифовичем она 35 лет отработала в детской школе искусств, 25 из них директором. За это время подготовила к поступлению в высшие и средние художественные учебные заведения немало талантливых детей.
Городские, областные, персональные художественные выставки, стихи и даже мелодии создавались этим творческим человеком.
– Писать стихи я начала неожиданно для себя в 49 лет, – рассказывает она, – после ухода из жизни моего мужа. Первые строчки посвятила ему, писала вся в слезах, еще не понимая, как смогу пережить эту утрату. Чтобы жить дальше, решила вернуться на свою малую Родину. С детства любимые пейзажи вдохновляют и дают новые силы. Когда-то я каждый день пешком ходила в школу из хутора Северин в Тбилисскую. Поднимаясь на гору, я не могла налюбоваться красотой нашей реки, полевыми цветами на косогоре, пением птиц по утрам. Отчетливо помню, что однажды по дороге в школу как озарение пришла в голову мысль: «Как бы далеко я ни уехала отсюда за новыми впечатлениями и интересными встречами, я обязательно вернусь на Кубань».
Сегодня родные пейзажи стали главной темой в творчестве мастера как в живописи, так и в поэзии. В отличие от семи предыдущих поэтических сборников, где в центре внимания был человек, его чувства и переживания, в новом – много стихотворений, рассказывающих о красоте нашей малой Родины, о любви к ней.
Как признается сама поэтесса, эту любовь с детства воспитал в ней самый любимый и родной человек – отец Святослав Владимирович Терентьев. Вернувшись после Великой Отечественной войны инвалидом, он окончил институт и по направлению переехал из Подмосковья на Кубань. Работал зоотехником в Северинском зверосовхозе, был влюблен в кубанские просторы. Заядлый рыбак и мечтатель, он немного рисовал, обладал уникальным талантом художественного свиста, а выезды на природу всей семьей считал лучшим времяпрепровождением.
Портретом отца и стихотворением, посвященным самому дорогому для автора человеку, мы и открываем сегодняшний поэтический альбом Ольги Терентьевой. Приятного вам чтения!

Папе моему

Стремится в гору пыльная дорога,
По сторонам – ромашка и чабрец,
И жизни той осталось так немного,
Там, за горою, может, и конец.

Южанка я по недоразуменью,
Теперь я понимаю хорошо,
Что ты сюда попал по направленью,
Что Родина велела. И пошел.

Пошел на костылях, пошел учиться,
Мой милый папа, мой хороший друг,
Мечтал геологом в тайге трудиться,
На лыжах проводить весь свой досуг.

Но не случилось. Этому помехой
Стал госпиталь военно-полевой.
Учеба для тебя была утехой –
Ты поступил на пушно-меховой.
И после института ты на юге,
И жизнь пошла дорогою прямой.
И уважали все тебя в округе,
Детьми стремились мы всегда домой.

Цветы мы собирали маме в марте,
Рыбачили, сидели у костра,
Любили путешествовать по карте,
Как жизнь была пахуча и остра!

Мы пели вместе и дрова рубили,
Хочу я в памяти все это сохранить,
Мы так с тобой и не договорили,
Успела лишь тебя похоронить.

На память о тебе в сердцах немногих
Бессмертника душистый лег венец,
Иду по жаркой глинистой дороге,
По сторонам – ромашка и чабрец.

На берегу
О, как тянет на берег в золотые закаты,
Где в тиши пламенеет уходящий пейзаж,
Где покоя минуты дарились когда-то
И остались на память, как узор, как винтаж.

Когда все позади, все давно улетело,
Шелестит, набегая, вспоминаний волна,
Видишь воду и слышишь, как юное тело
Остужает снегами времен седина.

Ах ты, память, капризная дочка Психеи!
Ты припомнишь мне то, что хотелось забыть
И запрячешь поглубже, как в темных аллеях
Мне ткалась из желаний разнопестрая нить.

И притихнув душой, в мыслях перебирая
Разноцветные бусины жизненных сцен,
Все ж плету свой узор (жизнь – моя мастерская)
На пустом берегу, не страшась перемен.

О природе, поэзии и любви
Вошла в любовь печаль – проклюнулись стихи.
Поэзия все чувства оживила;
Так утро свежее не может быть плохим.
Стихов писанье душу холодило.

Сначала лишь любовь стихам моим была
И музой, и основою, и пищей.
Стихи открыли мне людей – я поняла,
Что люди от добра добра не ищут.

У авторов живых с улыбкой нахожу
Слова и мысли для меня родные.
Ушедшим мастерам в их книги положу
Записочки, где все слова иные…

Ушла пора стихов. Но не прошла любовь
К прекрасному всему, что только есть на свете:
Дышу природой я, любуюсь вновь и вновь
Ее красой, что вечно тихо светит.

Творчество
Качнула судьба мою лодку,
В которой по жизни плыву.
И образы стали находкой
Не в планах уже – наяву.

Все то, что туманом нарядным
Струилось в неясных мечтах,
Реализовалось наглядно
В картонах моих и холстах.
Рождаются быстро картины,
Задумки – одна за одной –
Оцеплены мыслью единой,
Витают они надо мной.

Мне линия чертит задачи
И краскою полнится холст,
И сердце поет от удачи,
И сборник ошибок уж толст.

Но жаль, что стихи в это время
Ушли осторожненько в тень,
Чтоб зрительных образов семя
Могло прорастать каждый день.

Мне их не хватает – воздушных,
Невидимых, трудных, моих.
Они не приходят послушно,
И не нарисую я их…


В простудах зиму все винят
И осень грязную ругают,
И в летний зной изнемогают,
И холода весны бранят.

Но если кризис миновал
И началось выздоровленье –
Орбиты новой тут овал:
Весны приятно утомленье,

И ароматен жар садов,
И осени богаты речи,
И снег укутывает плечи,
И к подвигу любой готов.

Моя Кубань
С каждым днем люблю я все сильнее
Малой Родины прекрасные черты.
Пыль теплей и травка зеленее,
И на речке – лебедям порты.

В зиму – буры берега, но это в норме,
Ветер гнет сухие травы вдалеке.
Лишь воротничком на школьной форме
Лед окрашенный сверкает на реке.

Я люблю Кубань мою любую,
Мне милы ее и воздух, и размах.
И в покой люблю ее, и в бурю,
И в волшебных искристых снегах.