Краснокнижные косогоры станицы Тбилисской

0
И пейзаж – биотоп, и флора с фауной – биоценоз – правого берега Кубани являются уникальными по своей природе и нуждаются в защите

Наши предки-первопроходцы для станицы Тбилисской выбрали уникальное место –
в среднем течении Кубани, на высоком правом берегу реки, косогоры которого являются украшением района и кладезем краснокнижных флоры и фауны

Тропою детства
После долгих лет разлуки и странствий, повидав немало городов и весей, вернулся я на малую Родину.
Вернулся зимой, а с первыми весенними деньками пошел гулять по кубанским косогорам, с детства любимым местам, что на западной околице станицы.
Выхожу на косогоры в районе поселка сахарного завода, вижу, что сохранились ступеньки на круче, по которой мы с мамой в 50-х годах прошлого века спускались и брали воду из Кубани. Тогда пить эту воду было неопасно. Сейчас эти ступеньки ведут к водозабору.
Помню, в те времена на этом месте Кубани браконьеры в мае ставили переметы и ловили осетровых на соску. Да, представьте, на детскую резиновую соску, которую мамаши надевали на бутылочку с молоком.
Так вот, браконьеры надували эти соски и привязывали их к крупным рыболовным крючкам, которых на длинном шнуре было несколько десятков, и этой снастью перекрывали русло реки. С косогора перемет смотрелся как красивая гирлянда оранжевых поплавков. Осетр, идя на нерест вверх по течению, подплывая к смертельно опасной гирлянде, начинал играть поплавками, ударяя по ним хвостом, и цеплялся за крючок, становясь добычей браконьеров. Метод лова варварский, но не он стал главной причиной исчезновения лосося в Кубани. Виной всему была плотина Кубанского водохранилища, которая перекрыла путь осетру на нерестилища, находившиеся в районе нашей станицы, популяция осетровых практически исчезла, и усилия ученых-ихтиологов пока нужного результата не дали.
А кубанский рис, которому кубанский осетр был принесен в жертву, популярностью на мировом рынке не пользуется, да и российские домохозяйки предпочитают импортные длиннозерновые сорта. Известно, что в природе все взаимосвязано, и грубое вмешательство в ее законы приводит к печальным последствиям. Сдается мне, что идея с кубанским рисоводством была экологической авантюрой страдающих гигантоманией большевиков.
Иду по тропам, протоптанным когда-то отарами овец, и вижу всю гамму краснокнижной флоры и фауны. Раньше на косогорах выпасал овец колхоз «Кавказ», сейчас овцеводство в районе в промышленных масштабах, к сожалению, ликвидировано. Только один частник в Тбилисской сохраняет небольшое поголовье овец, которых пасет на косогорах.
Замечаю, что антропогенная нагрузка на природу возрастает. Нет-нет да и встречаются кучи бытового и строительного мусора на косогорах и берегах Кубани. Человек продолжает наступать, домами застроено все, что возможно при современных технологиях. Жить на косогоре, любуясь красивейшими видами из окна, считается престижным. Застроили даже санитарно-защитную зону кирпичного завода бывшего колхоза «Кавказ», благо, он сейчас не работает. На мой взгляд, необходимо запретить строительство на косогорах и сохранить этот уникальный уголок природы для потомков.
Постепенно ситуация несколько улучшается, однако попытки человека навредить природе продолжаются. Невольно сравниваю сегодняшний пейзаж с природой этих мест времен моего детства.
На минутку остановился, осмотрелся, с высоты отлично просматривается так называемый пляж. Когда-то он им был, хотя слова такого мы тогда не употребляли. Это было место купания и загорания на прибрежном зеленом лугу. Сейчас здесь растут деревья. Тут пацаны, предоставленные самим себе, учились всему: плавать, играть в карты и курить. «Учителями» выступали подростки постарше. Иногда приходили взрослые, освободившиеся из мест заключения. Это были 50-е годы, из тюрем по амнистии выходило много подобного контингента. От обычных трудяг они отличались наличием татуировок на руках, ногах, груди и спине.
Плавать мы учились под присмотром старших. Кубань – коварная река, быстрая и мутная все лето. Только к осени вода становится прозрачной. По мутности она сравнима с Нилом и даже с Желтой рекой в Китае.

Степной орел – настоящий хищник

Конечно же, флора кубанских косогоров живет в тесном единении с фауной, образуя сложный организм, который существует по своим законам миллионы лет.
Бодрой походкой продолжаю прогулку. Настроение прекрасное, дыхание ровное, голова ясная, мысли светлые, намерения добрые.
Вдруг из-за ближайшего куста неожиданно с громким шумом стремительно взлетает что-то огромное и скрывается внизу косогора. Успеваю заметить, что это степной орел. Подхожу к кусту и вижу, что прервал его трапезу: на земле лежат окровавленные перья.
В детстве мы, лежа на земле, часами наблюдали, как орлы медленно кружат в вышине и нарезают круг за кругом, высматривая добычу – мелких грызунов и птиц. Обнаружив ее, орел стремительно падает вниз, крепкими когтями хватает жертву и уносит в укромное место.
Одной из причин снижения популяции стало применение пестицидов в сельском хозяйстве: для борьбы с грызунами на полях многие годы применялся фосфид цинка – сильнейший яд. Зерновую приманку на его основе засыпали в мышиные норки. Мыши дохли, но перед гибелью их, легкую добычу, успевал схватить степной орел, не подозревая, что добыча отравлена. В результате редкая птица погибала от отравления фосфидом цинка.
В одном из районов Краснодарского края в 90-х годах одномоментно погибло около сотни орлов, что можно приравнять к экологической катастрофе. Сейчас, несмотря на яростное сопротивление химическому лобби, поставки фосфида цинка из Индии прекращены. Есть надежда, что популяция орлов будет полностью восстановлена.
Размышляя об орлах, едва не наступил на гнездо какой-то птахи, которая с испуганным писком выпорхнула прямо из-под ног. Летая в нескольких метрах от меня, она издавала тревожные звуки. Заглянул в гнездо, там лежали четыре пятнистых яичка – будущее потомство. Удивился, что гнездо расположено прямо на земле, в незащищенном месте. Какова же вероятность выживаемости? Осторожно обошел гнездышко стороной, бесстрашная птичка сразу же вернулась в него высиживать птенцов. Сколько трудов надо будет приложить этой пташке, чтобы выкормить свое потомство! Восхищаюсь, как все-таки в природе силен инстинкт сохранения вида!

Более мелкие представители ястребиного племени, которых в народе называли шульпеками, охотились на домашних птиц, в частности на цыплят, нападая молниеносно и унося добычу прямо на глазах домохозяек. Тем оставалось только охать и ахать вослед. Сейчас этот исчезающий вид ястребиных занесен в Красную книгу, но в наших местах он, несмотря на все антропогенные атаки, сохранился.

Почти домашний

В районе АЗС несколько раз видел фазанов, которые напомнили мне дальневосточных глухарей: они так же любят выходить на дорогу что-нибудь поклевать и так же мало и неохотно летают.


Фазан является ценным охотничьим промысловым объектом, но в границах населенного пункта охота запрещена, что позволяет ему вольготно себя чувствовать. Небольшое количество этих птиц требует особого контроля за сохранением популяции. Надо сказать спасибо активистам общества охотников и рыболовов, которые в свое время завезли эту диковинную курицу на территорию района.

Игры с пресмыкающимися

Подхожу к оврагу, являющемуся продолжением улицы Переездной. По его краю пролегает тропа, по которой мы в детстве спускались к Кубани на прибрежный луг. Сейчас, спустя 60 лет, весь берег зарос ивами и другими деревьями, но русло реки не изменилось, хотя в некоторых местах она намыла островки.
Спускаясь по тропе, мы, сами дети природы, наблюдали невооруженным глазом кубанский животный мир в его первозданном виде. Это и разнообразные кузнечики, ящерицы, которых стало очень мало, и даже ядовитые змеи. В летнем знойном воздухе постоянно слышался неповторимый звон цикад.
Очень мы любили охотиться за ящерицами, удивляясь, когда они в момент опасности отторгали хвост и скрывались в траве. Берешь его в руки, а он извивается как живой! Очень интересно и забавно!

Ох уж эти колючие якорцы

Из всех растений нам доставляли хлопоты так называемые кавунники, которые красивым ковром стлались по земле, как бахча, и выдавали урожай в виде ягод – шипов величиной с горошину. Когда босой мальчишка нечаянно наступал на эту «кавунниковую» поляну, ему в ногу сразу вонзалось несколько колючих четырехгранных шипов. Потом всей компанией мы эти шипы выковыривали.

Сейчас на косогорах я их не обнаружил, но случайно увидел на железнодорожном переезде – в том месте, где стоят наивные в своей простоте казак и казачка, приветствуя въезжающих в станицу. Вот там, на щебеночном покрытии железнодорожного полотна, я и увидел полянку якорцев стелющихся. Сразу зачесались пятки в моих модных кроссовках, но встрече обрадовался, как встрече с друзьями детства.

Брачные игры – гипнотизирующее зрелище

На змей, мы, естественно, не охотились, предпочитая наблюдать за ними на расстоянии. Мы их опасались, но панического страха не было: знали, что змея немотивированно на человека не нападает. Я не помню случая, чтобы змея кого-нибудь из нас укусила. Зато как завораживал процесс обновления змеиной кожи! Змея медленно ползет между веток кустарника и оставляет за собой серебристо-серую кожу в виде чулка. Она-то и становилась нашим трофеем – прозрачная и невесомая, но неприятно пахнущая.


А змеиные брачные игры? Тот, кто видел это гипнотизирующее зрелище, вызывающее одновременно и восторг, и ужас, будет помнить его всю жизнь. Наблюдая за сплетенными в тугой жгут змеиными телами, замечаешь, как много в их движениях грации, нежности и даже ласки. Кажется, что они целуются. Перефразируя известную поговорку, невольно подумаешь: «Все живое любви покорно!». Вот такая змеиная любовь!
С радостью констатирую, что это чудо природы сохранилось, подтверждением чего являются редкие случаи (один-два в год) обращения людей в больницу из-за укусов ядовитыми змеями. Но змеи в этом не виноваты – они у себя дома. А человек, приходя в их дом без приглашения, пусть одевается соответствующим образом и будет осторожен.
Стоит порадоваться, что природа смогла сохранить эту популяцию, чему способствует уникальный кубанский климат.

Змеиный бизнес
Помню такую историю: в лихих девяностых ко мне по службе обратились два русскоговорящих предпринимателя из Узбекистана, которые разводили ядовитых змей, чтобы получать яд для фармацевтической промышленности. По известным причинам они решили переместить свой бизнес в Россию.
Для размещения змеиной фермы лучше всего подошел кубанский климат, в частности наш район. Место расположения предполагалось в районе водоема оборотного водоснабжения сахарного завода, которое они просили согласовать, предварительно рассказав мне уникальную технологию выращивания змей и получения лечебного яда.
Согласовывать размещение таких объектов имела право только краевая санэпидслужба, куда я их и направил. Прошло несколько месяцев, а известий из Узбекистана все не было. Позвонил коллегам в краевое учреждение и узнал причину молчания: эти предприниматели погибли в авиакатастрофе на вертолете. Вот такой трагический финал несостоявшегося бизнеса.

Первозданная красота

Ну а теперь о прекрасном. Среди моря человеческой цивилизации кубанские косогоры остаются островом первозданной горно-степной кубанской природы, протянувшимся на многие километры вдоль правого берега реки.

Начиная с ранней весны и заканчивая поздней осенью косогоры не перестают удивлять своей красивейшей первозданной флорой, которая пестрым ковром стелется под ногами.
Это и подснежники в марте, которые мы называли мартяками, выкапывали, а корешки употребляли в пищу.
Много чего мы ели в то время: молодые побеги акации с их вяжущим вкусом – называли их купыриками; цветы акации – кашку, патоку из стручьев белой акации, четко отличая от ядовитых растений.

акация
бессмертник
чабрец
шиповник

Но вернемся на косогор. За подснежниками следовали многочисленные желтые цветочки, синие гиацинты. Особенно хороши красные маки в июне, огненными полянами выделяющиеся на склонах, различные голубые цветочки смотрятся как синие мазки на картине пейзажа. Встречаются, но редко, земляничные полянки.
В июне начинается пора чабреца, значит Троица настает, воздух насыщен терпким эфирным ароматом этого ритуального растения. В детстве по традиции мы бегали на косогор, рвали чабрец, приносили домой, и его неповторимый и запоминающийся на всю жизнь запах создавал праздничное настроение в наших бедных жилищах.
Затем летняя жара постепенно сжигает эту красоту, превращая косогоры в серо-коричневый пейзаж. Редчайшая сейчас верблюжья колючка, и та высыхает.
А завершает этот ежегодный флористический карнавал цветение шиповника, который с конца августа и до ноября выдает свой оранжевый витаминный урожай на радость сборщикам ягод.

Не змея, а ящерица

В будние дни я прогуливался до улицы Переездной и возвращался домой, на поселок сахарного завода, а в выходные ходил до моста, где обнаружил в большом количестве желтопузиков – желтобрюхих полозов, которые любят греться под солнышком на ступеньках лестницы. На одного из них я чуть не наступил. Стремительно уползая, он на прощанье довольно сильно ударил меня хвостом по ноге. Ощущение не из приятных, особенно если не знать, что желтопузик не змея, а безногая ящерица, абсолютно безвредная для человека.

Заповедник в населенном пункте

Все представители флоры и фауны, кроме фазана, которых я перечислил, занесены в Красную книгу Кубани. По сути, кубанские косогоры – единая большая Красная книга, что делает их уникальным явлением природы и требует особо бережного отношения. Можно только позавидовать землякам-тбилисцам, потому что у них есть возможность практически в границах населенного пункта созерцать эту первозданную заповедную красоту.
…Стою на вершине с детства любимого кубанского косогора, любуюсь прекрасным видом Закубанья вплоть до ладожского элеватора, крутыми кручами правого берега, пестрым стадом коров на левом берегу, буйной растительностью. Кубань в этом месте, прощаясь с Тбилисским районом, делает живописный левый поворот и уходит вдаль через водохранилище к Азовскому морю.
Легкий восточный ветерок холодит щеки, увлажненные набежавшей слезой, и сами по себе слагаются простые стихи:
Гонял я в детстве лошадей
купать в Кубани.
Под вербами струилась
вечная вода.
Смотрю сквозь дымку лет
и с грустью понимаю,
Что детство не вернется никогда.
Расставаться с этой красотой не хочется, завтра приду опять.

Виктор Семяков
Фото автора и Михаила Казаченко