Коварная коса едва не стала причиной гибели семилетнего мальчика в далеком 1953 году

0

В жизни каждого человека случались события, вспоминая которые радуешься жизни.
Несколько лет назад в поисках пейзажа для фотосъемки я прогуливался по улице Горовой и обратил внимание на двух стариков, которые сидели на скамейке и смотрели на бегущую внизу Кубань.
Сразу же сделал снимок ничего не подозревавших героев, подошел, мы познакомились и разговорились. Читатель ждет каких-то необычных историй и сюжетов – ничего такого у моих новых знакомых не было. Это были простые рабочие люди, дети военного времени, весьма почтенного возраста, которые всю жизнь в поте лица зарабатывали на хлеб, воспитывали детей.
И вот теперь, находясь на заслуженном отдыхе, каждый вечер, когда позволяет погода и здоровье, они выходят на косогор, благо живут рядом, и вспоминают прожитое. Да и вспоминать уже нечего, за много вечеров все уже говорено-переговорено. А я тут оказался кстати – новый человек всегда интересен. Присел с ними на лавочку и поглядел на Кубань. И что же я увидел?! А увидел я знакомое с раннего детства место на берегу Кубани по названию Баевка и песчаную косу, которая едва не стала причиной моей, семилетнего мальчика, гибели.
За шестьдесят с лишним лет эта коса никак не изменилась. Также в августе на том же месте и в тех же размерах она снова предстала предо мной. За эти годы, как видно на снимке, берега Кубани поросли деревьями, в некоторых местах река намыла новые островки, заросшие кустарником, а песчаная коса, как ни в чем не бывало, каждый год в одно и то же время появляется на одном и том же месте. Очень необычное и загадочное для Кубани явление, прямо какое-то колдовство. Странным кажется и то обстоятельство, что на косе я никогда не видел рыбаков и купающихся, и, видно, неспроста.
И вспомнил я историю моего первого и последнего посещения этой песчаной косы. Ну как не рассказать эту историю моим случайным знакомым?
Дело было в далеком 1953 году. Наша семья – папа, мама и мы с братом – жила у бабушки по переулку Речному, буквально в 100 метрах от берега Кубани, густо поросшего деревьями и кустарниками.
В летнее время мы с братом все дни проводили на улице, часто бегали на кирпичный завод и в гончарную мастерскую. Завод этот и сейчас существует, только гончарной нет. На заводе нам интересно было наблюдать, как делают кирпич: из смесительного бункера по ленте медленно движется глиняный брусок, который рабочие-женщины специальным приспособлением в виде металлической рамки с натянутыми проволочными струнами вручную разрезают на кирпичи и укладывают на постоянно движущийся транспортер, который увозит их на сушку. В тот день мы попытались кататься на этом транспортере, за что нас взрослые изгнали с территории завода.
Тогда мы побежали в гончарную мастерскую и увидели, как из глины изготавливают кувшины, горшки и миски. Зрелище завораживающее: за несколько минут из бесформенного куска глины в руках мастера на вращающемся гончарном круге появляется кувшин. Занимательно, что гончарный круг мастер вращал босыми ногами.
После гончарной мы пошли на Баевку – это ближайшее открытое место на берегу Кубани. Купаться нам родители категорически запрещали, но наше внимание привлекла замечательная песчаная коса, по влажному песку которой было очень приятно бегать босыми ногами, чем мы и занялись. Коса оказалась коварной, она заканчивалась опасным невидимым обрывом. Я неосторожно подбежал к краю косы, песок внезапно обрушился, и я упал в воду. Кубань стремительно подхватила меня и понесла вниз по течению. Плавать я, конечно, еще не умел, барахтался из последних сил, хлебая воду. Перед глазами вспыхнули оранжевые искорки. Дальше ничего не помню.
А в это время мой брат поднял крик, его услышал паренек, который неподалеку пас овец, он-то меня и вытащил из воды, не дав утонуть. Когда на берегу я пришел в себя, этот парень меня хорошенько отшлепал, а дома вечером мама добавила, когда узнала о произошедшем. Мне потом еще долго перед сном виделись в глазах оранжевые искорки, но время лечит, и это видение прошло.
В десять лет я уже научился плавать. Купались в Кубани, но на Баевку с тех пор мы с братом не ходили, взрослые сказали нам, что это дурное место.
Выслушав мою историю, новые знакомые подвели итог разговору: значит не суждено было утонуть. Я с ними согласился, а сейчас, часто проезжая на автомобиле мимо Баевки, вспоминаю эту историю и мысленно благодарю моего безымянного спасителя.
Виктор Семяков
Фото автора