Зинаида Фролкина рассказала о своем военном детстве

0
Зинаида Александровна Фролкина с любимым Барсиком

Сегодня Кубань отметит 78-ю годовщину со дня освобождения от немецко-фашистских захватчиков

Не перестают удивлять меня дети войны, пережившие холодное и голодное детство, но сохранившие необычайную жажду жизни, оптимизм и крепкое, несмотря на годы, здоровье.
Не стала исключением и встреча с женщиной, которая в детстве пережила горе немецко-фашистской оккупации и радость освобождения Кубани Красной армией, 78-ю годовщину которого мы завтра отмечаем. Именно в этот день – 9 октября 1943 года – войска 56-й армии в результате стремительной атаки разбили врага и к 7 часам утра вышли на берег Керченского пролива, завершив последний этап битвы за Кавказ.
Знакомство
Входя в подъезд многоквартирного дома в Тбилисской по улице Первомайской, где проживает моя героиня, я обратил внимание, что входная дверь запирается на электронный замок, а свет на лестничной площадке загорается автоматически, в подъезде идеальная чистота. Отмечаю, что здесь живут дружные соседи, любящие свой дом.
Дверь квартиры открыла хозяйка – Зинаида Александровна Фролкина. Про себя отметил чистоту в небольшой, но уютной квартире. Удобно устроившись за столом, мы начали беседу.
Судьба Зинаиды Александровны похожа на судьбы тысяч других детей, переживших военное лихолетье. Война, как ядовитое облако, накрыло их беззаботное детство, отодвинув радость жизни на несколько лет.
Непростая родословная
Родилась Зинаида Александровна в 1938 году в станице Ладожской в уважаемой семье: отец Александр Лишута был начальником районного отдела НКВД. А мама – домохозяйкой.
В 19 веке зажиточная семья ее матери по фамилии Бондарь перебралась в село Ванновское с Украины, а в 30-х годах их раскулачили, главу семьи расстреляли.
Когда эта информация выяснилась у Александра Лишуты на службе, в семье уже было двое детей. Брак с дочерью раскулаченных родителей – несмываемое пятно позора для работника НКВД. Поэтому отцу моей героини пришлось уволиться, выбрав жену и детей.
Оккупация
Немцы оккупировали Ладожскую в августе 1942 года. Моей собеседнице не было тогда и 4 лет. Накануне прихода немцев отец добровольцем ушел в армию.
Чтобы как-то обезопасить семью, он выкопал в огороде окоп, замаскировал его и сказал, чтобы в случае обстрела в нем прятались. Он ушел, оставив беременную жену и троих детей. Мама решила перевезти детей к родственникам в село Ванновское, но мост через реку Кубань уже был взорван. Пришлось остаться в Ладожской.
Так началась для семьи тяжелая пора немецкой оккупации.
– Тяжело рассказывать о том, как мы выживали, – говорит Зинаида Александровна. – В ноябре 1942 года мама родила четвертого ребенка – девочку. Семья голодала, младенцу не хватало грудного молока. Спасло то обстоятельство, что мама все детство провела в селе Ванновском, где жили одни немцы, и, естественно, выучила немецкий язык. Вот на этом ненавистном языке она и просила у немецких солдат продукты, чтобы было молоко для младенца. Те принимали ее за свою и помогали. Когда через полгода пришли наши, уже красноармейцы помогали продуктами. Так и выжили.
Был случай, когда предатель привел немцев в хату и указал на маму как на жену коммуниста, но опять выручил чистейший немецкий язык, и предателю не поверили. Иначе не миновать расстрела.
А за месяцы оккупации народ стал свидетелем «подвигов» свирепствовавших полицаев – украинских националистов. Коммунистов и евреев расстреливали. Тела убитых и раненых сваливали в общую яму, мама рассказывала, как над захороненными шевелилась земля.
На родине предков
После освобождения Ладожской мама решила перебраться в Ванновское к родственникам, одной ей было не по силам прокормить четверых детишек. Транспорта, конечно же, не было – добирались пешком. Мама несла младшенькую на руках, дети – кое-что из вещей, и таким образом за два дня пришли в Ванновку. Поселились у родственников.
От отца с фронта известий так и не поступило, на послевоенный запрос пришел ответ, что он пропал без вести. Даже поиски в интернете на сайте «Память народа» спустя много лет никакого результата не дали.
Как ждали отца
О Победе услышали по радио, женщины сбежались к сельсовету. Состоялся стихийный митинг, люди смеялись, потом пели и плясали. Вдовы плакали.
Летом 1945 года стали возвращаться домой фронтовики, мама подходила к каждому из них с надеждой хоть что-то узнать о муже. Обратно возвращалась в слезах, все четверо детей плакали вместе с ней.
Когда в Геймановку вернулся красноармеец, побывавший в немецком плену, мама вместе с другими солдатками пришли к нему с вопросами о своих мужьях. Он их разочаровал, сказав, что международный Красный Крест агитирует русских пленных не возвращаться на Родину, так как здесь их считают предателями и врагами народа. Их ждут сибирские лагеря, а родственников – позор.
Полностью лишенные сил и надежды, солдатки вернулись по домам, чтобы дальше нести тяжкое бремя неизвестности. Их жизнь осложнялась еще и тем, что родственникам пропавших без вести не платили пенсию.
Семья вынуждена была питаться макухой – сухим жмыхом, оставшимся после отжима подсолнечного масла, дети выкапывали на колхозных полях только посеянные семена кукурузы, вручную мололи и варили кашу.
Зинаида Александровна часто вспоминает маму, которая в 31 год осталась вдовой с четырьмя детьми на руках, вырастила и воспитала их, никого не сдав в детский дом, хотя такие предложения были. Похоронена она в селе Ванновском. Зинаида Александровна вместе с младшей сестрой Валентиной часто навещает ее могилу.
Дети блокадного Ленинграда
Помнит моя героиня, как в 1946 году в Ванновку из Ленинграда привезли 100 детей-сирот, родители которых погибли в блокаду. Для их размещения выделили добротные здания, но печи отремонтировать к приезду не успели. По просьбе сельского Совета жители разобрали детишек по своим домам, окружили их теплом и заботой. Мама тоже взяла двоих малышей. Для пропитания сирот выдавали по булке черного хлеба в день.
Через несколько дней печи затопили, и сироты поселились в своем детском доме. Бледные, худые, они быстро пошли на поправку на кубанских харчах, тем более что снабжали их лучшими по тому времени продуктами. Страна недоедала, но сиротам давала все самое лучшее.
Зина со многими из них дружила, имея доступ на территорию детского дома, так как мама работала там поваром. Детский дом просуществовал до 50-х годов, дети подросли, окрепли, и их, повзрослевших, трудоустроили на заводы и фабрики или отправили на учебу.
В Ванновке был еще один детский дом – для детей с ограниченными возможностями, в дальнейшем преобразованный в спецшколу, которая работает и сегодня.
Школьные годы
В 1946 году Зинаиде пришла пора идти в школу, но ее не приняли, так как не было мест. Поэтому в первый класс она пошла лишь в 1947 году в возрасте 9 лет.

После окончания седьмого класса вместе с подружками она поехала на сезон уборки винограда в Новороссийск, чтобы заработать себе на одежду.
Далекая Сибирь
Затем переехала жить к сестре в Красноярск. Работала на главпочтамте. Помнит, что часто путали адреса, и письма, направленные в Краснодар, попадали в Красноярск.
Так прошло несколько спокойных лет, но молодой, беспокойной и энергичной Зинаиде хотелось приключений. Однажды, услышав по радио об открытии нового нефтяного месторождения, они с сестрой решили поехать работать в Сургут, где уже обосновался муж Валентины. Сейчас Сургут стал современнейшим городом, а в 1965 году это был небольшой поселок в заболоченной местности. Люди жили в балках – так назывались деревянные вагончики на полозьях.
А свадьба пела и плясала
Работала Зинаида в торговле, у людей на виду. Познакомилась с симпатичным парнем Сашей, который был водителем. Стали встречаться, а через год сыграли свадьбу. В поселке ЗАГСа не было, поэтому поехали регистрироваться в Старый Сургут, что в нескольких километрах. Ехали по болотистой дороге на больших санях, которые тащил трактор. За день обернулись, а праздничный банкет провели в самодельном балке. Но все равно было весело, молодость умеет веселиться. Жаль, что нет ни одной свадебной фотографии – в поселке не нашлось фотографа.
Спустя несколько дней после свадьбы Зина заглянула в паспорт молодого мужа и с удивлением обнаружила, что он моложе ее на 9 лет. Однако этот факт никак не повлиял на их любовь, она никогда не подвергала сомнению его главенство в семье, а он, в свою очередь, обожал жену и дарил ей подарки.
Жестокие зигзаги судьбы
В мире и согласии в Сургуте прожили они 17 лет, но одна беда – Бог не дал детей. В 1982 году переехали к родственникам на Кубань, в поселок Ильский, построили дом. А в 1991 году случилось непоправимое: Саша вместе с братом погиб в автокатастрофе. Фролкины прожили в любви и согласии 26 лет. Похоронив мужа и его брата, решила Зинаида вернуться на Родину, в село Ванновское. Позже переехала жить в Тбилисскую, где купила квартиру на улице Первомайской.
Новая жизнь
Здесь, в Тбилисской, началась ее общественная жизнь, заполнившая все свободное время. В 2003 году Зинаиду Александровну избрали председателем территориального общественного самоуправления микрорайона №11 – это самый центр станицы. К этой работе она, как всегда по жизни, отнеслась со всей ответственностью: обошла все квартиры и частные дома в микрорайоне, познакомилась со всеми жильцами. Проявляя свойственную ей и закаленную на Севере настойчивость, она всегда добивалась поставленной цели. Неоднократно была признана лучшим председателем ТОС, а однажды ее даже наградили почетной грамотой и денежной премией на краевом уровне:
10 тысяч лично и 100 тысяч рублей на благоустройство микрорайона. Детская площадка возле «Омеги» построена на эти деньги.
Но особенно она гордится тем, что смогла найти деньги и построить дом парню-сироте Васе. Основную сумму на строительство по ее убедительной просьбе, а убеждать она умеет, выделил депутат Государственной Думы Алексей Петрович Езубов. Упорно пройдя все многочисленные согласования и бюрократические препоны, найдя дополнительных спонсоров, Зинаида Александровна добилась своей цели: дом для семьи Василия был построен. Весело справили новоселье, у Васи крепкая семья, растет дочка. Что еще нужно человеку для счастья?!
А в другой раз пришлось организовать похороны старушки, у которой не было родственников. Да разве перечислишь все заботы квартальной, если ответственно к ним относиться.
В 2009 году Фролкина окончила курсы повышения квалификации для руководителей органов территориального самоуправления.
В этой беспокойной должности она проработала 15 лет – вплоть до 80-летнего юбилея, а затем ушла на заслуженный отдых, несмотря на уговоры остаться. На память об этой работе у нее медаль Тбилисского поселения «За заслуги».
Родня
В разговоре мы вспомнили братьев и сестру Зинаиды Александровны. Сестра Валентина, 1942 года рождения, проживающая в селе Ванновском, работала в торговле, сейчас на пенсии. Брат Владимир, 1936 года рождения, был механизатором в колхозе имени Шевченко, похоронен в Ванновке. И гордость семьи – старший брат Виктор Лишута (1933-2019). Он окончил летное училище в Эстонии, служил штурманом дальней авиации. Летал на знаменитом бомбардировщике «Белый лебедь», затем служил в министерстве дальней авиации. Похоронен в селе Ванновском. Его могилу, как знаменитого земляка, посещают экскурсанты.
Хозяйский Любимчик
За ходом нашей беседы молча, но с неподдельным интересом наблюдал любимец Зинаиды Александровны Барсик – симпатичный и очень умный кот. За это время он трижды «в сердцах» сбрасывал на пол предметы с журнального столика. Таким образом он ревновал хозяйку к незнакомому пришельцу, хотя потом с удовольствием позировал перед фотокамерой. Ну что тут скажешь: мужчина. Мне показалось, что он понял все, о чем мы говорили.
Затем мы вместе посмотрели семейный фотоальбом, отобрав несколько снимков и сделав фото с Барсиком. На прощанье пожелал здоровья Зинаиде Александровне и ее любимцу.
Беседа наша незаметно затянулась, возвращался я домой уже в сумерках. По дороге думал о детях военного времени: какие они все разные, но как похожи их судьбы, отраженные в зеркале войны.
Виктор Семяков

Многочисленное семейство Бондарей было уважаемым в селе Ванновском. Апрель 1930 года
Воспитатели и дети Ленинградского детского дома. Село Ванновское, 1950 год
Окончен 4 класс. Во втором ряду вторая слева – Зина Лишута. Село Ванновское, 1951 год
Зинаида с подругами на экскурсии в городе Боржоми, 1958 год