Александр Беликов до сих пор помнит страшные годы войны

0

Не за горами 75-летие Великой Победы нашего народа над фашистскими захватчиками. Время все быстрее уносит свидетелей и участников – тех, кто был, кто знал, кто видел и выстрадал боль и ужас утрат, радость надежд в ожидании Победы.

Дети войны… Они встретили ее в разном возрасте. Кто-то совсем крохой, кто-то подростком. Кто-то был на пороге юности. Война застала их в столичных городах и маленьких деревеньках, дома и в гостях у бабушки, в пионерском лагере, на переднем крае и в глубоком тылу. Не детская это тяжесть – война, а они хлебнули ее полной мерой. Они учились читать по сводкам Совинформбюро и по серым листам похоронок. Самый светлый, ясный и радостный период жизни человека – детство и отрочество – пришелся у них на страшное время войны.

Александру Беликову к концу войны было всего шесть лет. Но все пережитое в те страшные годы он помнит до сих пор. В свои теперь уже 80 лет он живет полной жизнью, пишет стихи и прозу, участвует в заседаниях литературных клубов «Лукоречье» и «Серебряные струны», поет в народном хоре «Русская песня». А как он исполняет романсы – заслушаешься! Нет такого мероприятия, на котором Александр Тимофеевич присутствовал и не порадовал бы слушателей своим вокалом. Частенько он печатается и в нашей газете. Вот и сегодня мы предлагаем вашему вниманию его воспоминания и стихи.

– Мы жили в Северной Осетии, в  селе Тарском, которое было окружено высокими горами, по ним я немало походил босиком. Несколько речек, множество ручьев – вода из них была божественна, она укрепила мое здоровье на многие годы.

Моего отца арестовали как врага народа. На целых десять лет упрятали в ГУЛАГ. Мама с тремя маленькими детьми осталась одна. Мне пришлось очень тяжело, так как я был старшим. Помогал и в доме, и на огороде: копал, сажал, убирал – приходилось делать все. Чтобы землю не «отрезали» у дома, надо было идти в колхоз. Я с самого детства начал работать: пахал на тракторе, сеял, косил, убирал. И даже готовил еду на 120 человек. Помню, как гордился, когда они, взрослые, ели и нахваливали.

Отсидев 10 лет, мой отец вернулся больной и беззубый. Поседел, постарел до неузнаваемости. За время его отсутствия я окончил среднюю школу, хотя она была далеко от села, и посещать уроки приходилось нерегулярно. Был я способным учеником, при свете керосиновой лампы по ночам много читал.

Как-то я работал в колхозе скотником, пас овец и верблюдов, возил воду. И вот однажды зимним утром старший чабан дядя Федя послал меня за водой для животных. Снег заметал дорогу, но дядя Федя сказал, что не надо бояться: хоть погода и плохая, но верблюды дорогу знают. Колодец находился примерно в километре от базы. Запряг я верблюдов и поехал, бочка на санях, сам на облучке. Снег метет, дороги не видно, но движемся.

Наконец верблюды встали, и передо мной вырос высокий журавль – вот и долгожданный колодец. До воды метров 10, деревянная бадья на цепи. Я и раньше приезжал за водой, но на этот раз цепь на дужке бадьи перетерлась, и та оборвалась и ушла на дно колодца. О, ужас! Что делать? Как ехать назад без воды? Возникла мысль – надо лезть в колодец. Не раздумывая, разделся и полез в колодец по цепи. На стенках наледь метра на полтора. Держась за цепь, не чувствуя ни рук, ни ног, спускаюсь во тьму, только маленькое оконце света виднеется над головой, и то все меньше и меньше. Крутясь на цепи, погружался я в воду, ногами стараясь нащупать бадью. Только когда вода уже дошла до подбородка, коснулся ее ногой.

Подтянул кое-как ногами, завязал, сам не знаю как, окаменевшими от холода пальцами цепь узлом на дужке и полез вверх. Вылез, оделся и стал таскать воду в бочку. Была она литров на 500 и запомнилась мне на всю жизнь.

Довольный тем, что еду с водой, я просто уже ни о чем не думал. Приехал, дядя Федя подходит и спрашивает: «Что ж так долго вез воду, заблудился что ли?». Рассказал я ему, что лазил в колодец, потому что цепь оборвалась, вот и пришлось задержаться. Дядя Федя дар речи потерял, а потом выпалил: «Ну и дурень же ты! Ведь мог там навсегда остаться!».

Что мне помогло тогда, так это закалка и спорт, а самое главное – пример героев книг «Как закалялась сталь» Островского, «Молодая гвардия» Фадеева, «Повесть о настоящем человеке» Полевого. Вот такие мы, дети войны. Закалили нас труд, военное время и сама жизнь. Желаю всем – детям, подросткам и юношам – не бояться работы, никаких трудностей, закалять себя для возможных испытаний. Любите жизнь во всех ее проявлениях, Родину, родителей, а главное – самих творите добро!