Сегодня тбилисцы отмечают день освобождения района от немецко-фашистских захватчиков

Такими остались в памяти жителей района хозяйствовавшие на его территории 174 дня фашисты

В освобождении нашего района от немецко-фашистских захватчиков принимали участие 389-я, 295-я и 2-я гвардейская стрелковые дивизии 37-й армии и части 9-й армии. Живых свидетелей тех военных лет, к сожалению, уже нет среди нас. Узнать, как были изгнаны фашисты с тбилисской земли, сегодня можно лишь из документов, хранящихся в архивном отделе администрации района, возглавляемом Ириной Шуваевой, с которой мы  пообщались накануне знакового события в истории нашей малой Родины.

– Ирина Васильевна, 29 января – очередная годовщина освобождения района от немецких оккупантов. Кто конкретно из названных дивизий 77 лет назад очистил Тбилисскую от фашистов?

– Станица освобождалась непосредственно частями Краснознаменной орденов Александра Суворова и Богдана Хмельницкого 389-й стрелковой дивизией 1279-го стрелкового полка из состава 37-й армии. Командиром полка был уроженец станицы Васюринской Краснодарского края Иван Григорьевич Белый.

Вечером 27 января 1943 года немцы подожгли в Тбилисской здание первой школы, где во время оккупации размещали свою комендатуру. На другой день некоторые из них стали поспешно уезжать на поездах, следующих в сторону Краснодара.

Оставшиеся фашисты взорвали железную дорогу и находившиеся вдоль будки и телеграфные столбы. Перед своим уходом они превратили в руины здание вокзала. Словом, все важные хозяйственные объекты после освобождения оказались разрушенными.

Наших бойцов станичники встречали возгласами «Ура!» и со слезами на глазах. Они жали солдатам руки и угощали тем, что у них было.

Приведу один из эпизодов этих встреч, описанный ветераном Великой Отечественной войны Можайским: «Мне запомнилась одна девочка. Было ей, наверное, лет пять-шесть. На голове – рваный, прожженный платок, на плечах – засаленный мужской пиджак, из-под него выглядывали старые женские рейтузы. Икры оголены, на одной ноге здоровая калоша, а другая обмотана тряпьем и обвязана веревкой. Худая, бледная, она казалась очень изможденной. Ее глаза, большие и неподвижные, смотрели как бы в одну точку. Равнодушные и пустые, они ничего не выражали. Такие глаза часто встречаются у старух, много видевших, переживших и уставших. На примере этой девчушки видно было, что станичники за оккупацию натерпелись голоду, холоду и страху. И от этого становилось как-то неловко за то, что оставили их прошлым летом беззащитными…».

– А каков общий размер ущерба, причиненного фашистами за период оккупации района?

– По данным, собранным специальной комиссией, убыток колхозам в денежном выражении составил 101 922 862 рубля, а гражданам – 3 937 604 рубля. Поверьте, по тем временам это были большие деньги. Но гораздо трагичнее невосполнимые человеческие потери. Документально подтверждено, что за период фашистской оккупации расстреляно и замучено 213 человек мирного населения, в том числе 33 ребенка.

– Как ни прискорбно об этом говорить, но среди станичников оказались люди, от рук которых погибли ни в чем не повинные дети, старики, женщины. Это предатели и пособники фашистских оккупантов. Что с ними стало?

– Их судили по законам военного времени. 17 июля 1943 года в станице Тбилисской военно-полевой суд 351-й стрелковой дивизии рассмотрел дело восьмерых человек, занимавших руководящие должности в оккупационных учреждениях. В 2003 году было рассекречено и опубликовано спецсообщение военного прокурора Северо-Кавказского фронта, которое он направил в крайком ВКП (б) и управление НКГБ, где сообщалось, что фашистские пособники по требованию коменданта Кропоткинского областного сельхозуправления графа Бернсдорфа и коменданта Тбилисского района Рикке составили три списка на коммунистов, членов советского актива и подозреваемых в связях с партизанами. В них оказались фамилии около 90 человек.

Бывший владелец хутора Северин Терашкевич сам лично отвез эти списки в Краснодар и вручил гестапо. 7 ноября 1942 года из краевого центра прибыло несколько автомашин смерти с вооруженными немецкими солдатами. Многие тбилисцы из списков были схвачены и неизвестно куда увезены. Никто из арестованных в те дни, да и потом, после освобождения района, в станицу не вернулся.

Кроме того, предатели и пособники фашистов грабили население и беспричинно издевались над людьми.

Известно, что военно-полевой суд приговорил занимавших в период оккупации должности помощника шеф-агронома Мизина, начальника сельскохозяйственных заготовок Гордиенко, районного атамана Шевлягина и бывшего помещика Терашкевича к смертной казни через повешение. Приговор был приведен в исполнение в 8 часов 18 июля 1943 года всенародно на базарной площади в станице Тбилисской.

К сожалению, не все из предателей получили заслуженное наказание за расстрел секретаря райкома, командира взвода Чернова, заведующего отделом пропаганды и агитации райкома партии, командира отделения Сорокина, начальника политотдела Тбилисской МТС Пчельникова, секретаря райкома комсомола Авдеева, председателя Северинского сельсовета Шаховой, библиотекаря совхоза «Северинский» Фалалеевой, председателя базаркома хутора Северин Гулимовой, управляющего районной конторой Госбанка Зайцева и других. Многие предатели сбежали со своими хозяевами-варварами.

Время быстротечно. 29 января тбилисцы отметят уже 77-ю годовщину со дня освобождения района от немецко-фашистских захватчиков, и в этот знаковый для всех нас день мы вспомним героев военных лет, которые не дрогнули перед фашистами и их пособниками, а мужественно, с достоинством пережили невероятно трудные 174 дня оккупации.

Спрятал от фашистов 70 колхозных лошадей

В начале 2000-х годов в краевой газете «Краснодарские известия» была опубликована статья кубанского журналиста В. А. Дмитриева «Дорогами войны», в которой шла речь об освобождении Краснодара от фашистских захватчиков. В статье упоминался разговор, произошедший у автора во время вынужденной остановки в станице Тбилисской, которую только что освободили от немцев, с ее жителями. Эту показавшуюся нам интересной публикацию предлагаем вам сегодня.

6 февраля 1943 года

«…В станице Тбилисской закапризничала наша полуторка. Остановились, чтобы устранить неисправность в моторе.

Используя вынужденную остановку, встретились с местными жителями из колхоза «Ударник полей». Состоялся горячий, возбужденный разговор с людьми, только что освобожденными от фашистской неволи. Колхозники сознательно, с большим риском осенью саботировали уборку кукурузы, несмотря на угрозы немецкого старосты.

Кукуруза сохранилась на корню, и теперь жители после освобождения приступили к ее уборке. Люди спасены от голода.

Беседую с колхозницей Марией Ивановной Шинковой.

– Все ограбили фрицы, – сказала с горечью она. – Увели корову, порезали гусей, целых 40 штук. Для детей припасла полтора килограмма меда, и тот забрали. Оставили всю семью голодной – без молока и куска хлеба…

Мария Ивановна рассказала о своем 15-летнем сынишке – пионере Мише. Несмотря на юный возраст, он уже работал колхозным конюхом. Имел огромное пристрастие к лошадям. Целыми днями пропадал на конюшне. Кормил коней, водил на водопой…

Немцы перед уходом из станицы намеревались угнать с собой лошадей. Миша вместе со своими друзьями-одногодками решил спасти колхозное поголовье. Он угнал лошадей на дальнее пастбище, скрыл в роще, балках – малодоступных местах, куда не заглядывали фрицы. Вот так и сохранил 70 колхозных лошадей юный патриот Миша Шинков…

Я с удовольствием пожал ему руку и потрепал давно не стриженные космы. А он, одетый в отцовскую стеганку, стоял и улыбался… После освобождения станицы Красной армией кавалерийские части нашего фронта получили хорошее пополнение лошадьми, да и колхоз сохранил тягло для полевых работ.

Нашу полуторку наладили, она заработала, и мы двинулись дальше по дорогам войны».